Достаточно ли сделал Джо Байден, чтобы наказать Саудовскую Аравию за убийство Джамаля Хашогги?

Достаточно ли сделал Джо Байден, чтобы наказать Саудовскую Аравию за убийство Джамаля Хашогги?

2 октября 2018 г. журналист-диссидент из Саудовской Аравии и Вашингтон Почтовый Обозреватель Джамал Хашогги вошел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, Турция, чтобы получить некоторые документы для своей предстоящей свадьбы со своей невестой Хатидже Дженгиз. Он так и не вышел живым. Вскоре турецкие власти обнаружили, что у них есть аудио- и видеодоказательства, свидетельствующие о том, что Хашогги был убит и расчленен внутри консульства саудовским отрядом из 15 человек. Американская разведка пришла к выводу, что убийство было организовано на самом верху саудовского истеблишмента по приказу наследного принца Мохаммеда бин Салмана, более известного как МБС, наследника королевства и фактического правителя.

Убийство Хашогги вызвало шок и возмущение во всем мире и даже побудило некоторые правительства и транснациональные компании хотя бы временно пересмотреть свои связи с Саудовской Аравией. Режиссер Брайан Фогель, чей документальный фильм 2017 года получил “Оскар”. Икар разоблачил масштабную спонсируемую государством олимпийскую программу по борьбе с допингом в России, признал историю Хашогги как историю, которая требует, чтобы ее рассказали, и по которой будет получен захватывающий фильм.

В ДиссидентФогель рассказывает о жизни, карьере и деятельности Хашогги через эксклюзивные интервью с невестой, друзьями и соратниками журналиста, а также излагает доказательства его убийства с помощью видеозаписей с камер видеонаблюдения, аудиозаписей и показаний турецких следователей. В центре сюжета – Омар Абдулазиз, молодой саудовский активист, живущий в Монреале, который знал и работал с Хашогги и стал мишенью цифрового слежения, дезинформации и запугивания наследного принца Саудовской Аравии. Фильм проливает тревожный свет на непостижимые опасности и препятствия, с которыми сталкивается любой гражданин Саудовской Аравии, осмелившийся критиковать режим дома или за рубежом.

Президент Дональд Трамп не предпринял никаких действий против саудовцев в связи с убийством жителя США, предпочитая отдавать приоритет прибыльным сделкам с оружием. Администрация Байдена недавно объявленный ряд санкций против саудовских официальных лиц, прекращение поддержки войны Королевства в Йемене и пауза в поставках оружия, но не были приняты какие-либо меры против самого MBS. GQ поговорил с Фогелем о фильме, его международном влиянии и последних событиях в этой все еще разворачивающейся истории.

GQ: Начнем с новостей. В конце февраля администрация Байдена рассекретила отчет разведки, который администрация Трампа скрыла, в котором говорится, что Мохаммед бин Салман несет личную ответственность за заказ убийства Джамаля Хашогги. Правительство ввело санкции против нескольких человек, и Госдепартамент объявил о новой политике ограничения виз они называют «запретом Хашогги», но не наложили санкции на самого наследного принца. Многие люди были из-за этого очень расстроены. Как вы отреагировали, когда услышали, что США не собираются напрямую наказывать МБС?

Брайан Фогель: Ну, это было разочаровывающим просто в том смысле, что я так хорошо знал Хатидже, знал Омара, знал эту историю. Я потратил более двух лет своей жизни на создание этого фильма и лично вложился в тех, на кого повлияло и на кого повлияло прямое воздействие. С другой стороны, я считаю, что моя роль – как кинорежиссера, как рассказчика. Я не политик, я не политик. Итак, все, что я могу сделать, это просто рассказать историю, придумать что-то как можно лучше, а затем посмотреть, что я могу сделать, чтобы добиться изменений. Но я не думаю, что с самого начала я иду о чем-то, говоря: «Ну что ж, если этого не происходит, значит, я потерпел неудачу».

Я говорю это, потому что, очевидно, было разочарованием то, что Байден ничего не сделал. Было досадно, что он так поднял эту тему, выпустил отчет, резюмировал то, что все уже знали, а затем [decided to] преследовать других людей, других убийц или часть этой команды, и фактически не преследовать никаких санкций или наказаний против MBS. Ясно, что, на мой взгляд, это неверный сигнал. Я имею в виду, по сути, это позволяет диктатору и авторитарному деятелю знать – так же, как и в случае с Путиным, – что хорошо, хорошо, хотя такое поведение осуждается, из него ничего не выходит.

.

Related Posts

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *