Внутри героических специальных усилий проекта отслеживания COVID по определению масштаба пандемии коронавируса

Внутри героических специальных усилий проекта отслеживания COVID по определению масштаба пандемии коронавируса

Насколько я понимаю, вы дали несколько рекомендаций переходной команде Байдена. Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее, и почему вы чувствуете себя лучше, передавая факел?

ЯВЛЯЮСЬ: Дело номер один в том, что люди, которых мы в HHS требовали, действительно помогали. Когда мы впервые встретились там с людьми, они сказали: «Мы действительно хотели бы сделать вещи более открытыми и прозрачными». И мы сказали: «Отлично, давай посмотрим». И неделя за неделей мы продолжаем получать все больше и больше релизов и информации.

EK: Одна из вещей, которые произошли в ходе этого проекта, – это то, что мы наладили отношения с большинством штатов, с людьми из их департаментов здравоохранения, которые действительно помогли нам понять, что они могут и чего не могут делать. И кое-что, что мы пытаемся сделать сейчас, когда мы даем эти рекомендации федеральному правительству, – это включить те точки зрения и вещи, которые мы узнали о том, что на самом деле возможно для штатов, где есть проблемы с ресурсами, проблемы технических систем. Мы надеемся, что это может послужить для федерального правительства семенами для проведения глубокой и сложной долгосрочной работы по восстановлению инфраструктуры общественного здравоохранения в стране, что необходимо для действительно хорошей работы с данными. Это очень долгий проект, который необходимо выполнить, и мы надеемся, что давление вокруг COVID может подтолкнуть его.

Что должно произойти, чтобы мы могли лучше отслеживать вещи в будущем?

ЯВЛЯЮСЬ: Короткий ответ заключается в том, что управлять страной с точки зрения общественного здравоохранения – это безумие, как мы. Каждый губернатор и каждый штат контролируют огромное количество информации. Федеральное правительство может что-то запрашивать, даже санкционировать это, но они не предоставляют системы, которые соответствуют этим мандатам. Это не столько технический потенциал в узком смысле слова. Это больше похоже на государственную пропускную способность, и в ней есть округа с собственными проблемами пропускной способности.

Если мы действительно хотим исправить это глубоким, системным способом, вы наращиваете этот потенциал, начиная с уровня округа. Но это требует координации на федеральном уровне.

EK: Правильно, федеральное правительство может требовать единообразной отчетности. Есть штаты, которые могут отказать, но у федералов гораздо больше полномочий, чем у сторонней организации, вроде нас, для получения чистых стандартизированных данных. И мы видели, как и в случае с федеральными данными о госпитализации, что они могут это сделать. Мы просто думаем, что им нужно лучше предоставлять ресурсы для поддержки сбора этих данных государством, чтобы помочь в наращивании потенциала. Я уверен, что вы видели сообщения о том, сколько людей по всей стране в этом году уволились из местных департаментов общественного здравоохранения, потому что они так сильно выгорели.

Когда вы оглядываетесь на проект, какими интересными или особенно значимыми вы видели, как работа повлияла на мир?

ЯВЛЯЮСЬ: Все это, но то, как проект поразил людей снизу вверх, заставило нас чувствовать себя особенно хорошо. Например, когда мы слышали от отдельных людей, что члены их семей изменили свои решения, потому что они смогли увидеть на основе наших данных, что это было реально, и они должны отнестись к этому серьезно. Мы также слышали то, что мы слышали от реальных людей, которые героически работают на передовых рубежах здравоохранения.

То, что часто удручает, – это то, насколько эти данные используются правительствами на всех уровнях. Хотя время от времени это должно быть приятно, на самом деле это дестабилизирует, потому что заставляет нас осознать состояние дел в мире.

EK: Мы хотели помочь медиа-организациям вести отчетность, и мы действительно видели огромные отклики от медиа-организаций, включая тонны и тонны вещательных станций. Это было действительно важно для нас, а также было важно показать медиа-организациям, что они могут доверять данным, поступающим из штатов. Мы видели очень мало должностных преступлений со стороны штатов. Мы видели ошибки. Мы видели большие задержки, из-за которых все выглядело странно. Но на самом деле по большей части мы говорили: «Послушайте, вы можете доверять этой информации».

Но я думаю, что также тревожит то, что наши данные, приведенные двумя разными администрациями, вызывают беспокойство. Самым сложным в этом проекте для меня было то, что мы узнали, что у федерального правительства не было того, на чем, как мы думали, они просто сидели.

Интервью отредактировано и сжато.


У меня был озноб, пот и сильный кашель. Но я не смог пройти тест

Две жестокие недели я провел в размышлениях о том, есть ли у меня то, что я думал.

.

Related Posts

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *